Когда на Берлин опускалась глубокая ночь, Штирлиц садился в свой Гелендваген и гонял по пустынным улицам.

Эту привычку он приобрел в Москве, в разведшколе, и уже много лет не мог от нее избавиться.